Пластические операции

Реконструкция груди после мастэктомии (Соболевский Владимир Анатольевич) (обновлено 16.09.2013)

Реконструкция молочной железы после мастэктомии производится при помощи имплантатов, собственных тканей или сочетания обоих методов. Какой метод лучше? Будет ли восстановленная грудь выглядеть естественно? Когда лучше выполнять реконструцию, одномоментно с мастэктомией или отсроченно? Эти и другие вопросы мы задали профессору, доктору медицинских наук Владимиру Соболевскому.

 

- Обязательно ли проводится мастэктомия при обнаружении рака молочной железы?

- В начальной стадии заболевания не всегда необходима мастэктомия. Если объем железы большой, опухоль маленькая, расположена далеко от центральных отделов возможно выполнить радикальную резекцию, то есть сохранить большую часть молочной железы. Тем не менее, при 1 или 2 стадии заболевания и необходимости мастэктомии в большинстве случаев можно сделать подкожную мастэктомию или мастэктомию с сохранением кожи. Разница между ними в следующем: при подкожной мастэктомии остается вся кожа молочной железы и САК, а при мастэктомии с сохранением кожи удаляется сосок, ареола и ткань молочной железы. Если удается сохранить кожный карман молочной железы, то при выполнении одномоментной реконструкции эстетический результат будет лучше. Шов пройдет только под грудью либо только вокруг ареолы, и неважно, чем будет наполнен этот карман, своими тканями или имплантом, или сочетанием импланта и широчайшей мышцы спины – эстетически это лучше, чем отсроченная реконструкция

 

- С точки зрения эстетического результата одномоментная реконструкция (при ее возможности) лучше отсроченной?

- Безусловно лучше. В первую очередь за счет того, что во время мастэктомии не всегда нужно удалять всю кожу молочной железы. Правда, это возможно не во всех случаях и зависит от стадии заболевания и перспектив лечения. Сейчас и у нас, и во всем мире наблюдается тенденция к индивидуализации лечения — не только рака молочной железы, но и другой онкопатологии. В ситуации местно-распространенного рака с вовлечением кожи требуется дооперационное лечение и после него радикальная мастэктомия с удалением всей кожи, всей ткани железы и подмышечных лимфоузлов – предполагается обязательное проведение лучевой терапии после операции. В таких случаях лучше делать реконструкцию отсроченно, так как если сделать ее сразу, во время мастэктомии, эстетический результат ухудшится на фоне лучевой терапии.

 

- Лучевая терапия ухудшает процесс заживления после реконструкции?

- Лучевая терапия ухудшает эстетический результат, но не за счет ухудшения заживления, так как она проводится после него, а за счет фиброза и деформации всех тканей, которые попадают в поле лучевой терапии. Если была сделана реконструкция собственными тканями, эти ткани склерозируются. Если грудь реконструирована за счет импланта, очень часто возникает капсулярная контрактура.

 

- Лучевая или химиотерапия обязательно сопровождают мастэктомию?

- Не обязательно. Метод лечения зависит от стадии заболевания, вовлеченности в процесс лимфоузлов и вида иммуногистохимии опухоли. Если опухоль высоко-рецепторзависимая, то, как правило, после операции назначается только гормонотерапия. 

Рак молочной железы — группа болезней, включающая более пяти совершенно разных заболеваний. Существует набор диагностических процедур, которые позволяют определить рак, иммунохимический подтип его, уровень рецепторов эстрогенов и прогестерона, степень атипии клеток, Ki-67, Her-2neu, распространенность процесса, локализовано ли заболевание в железе или есть заинтересованность регионарных лимфатических коллекторов, есть ли отдаленные проявления болезни. В зависимости от иммуногистохимии опухоли по-разному лечатся, с разными перспективами и прогнозами. 

После того, как локализация опухоли определена, принимается решение: начинать с операции или с химиотерапии (если процесс распространенный). Если процесс локализованный, мы начинаем с операции и после нее, получив гистологию удаленных тканей, определяем, нужно ли проводить химиотерапию, гормонотерапию, или и то, и другое.

Иногда необходимость лучевой терапии выясняется после операции, после получения окончательной гистологии. Стандартом во всем мире является проведение лучевой терапии в послеоперационном периоде, если при гистологическом исследовании мы обнаружили более 3 пораженных лимфоузлов. Лучевая терапия проводится после заживления и снятия швов. Если требуется и химиотерапия, и лучевая, то сначала проводится химиотерапия, и до лучевой должно пройти как минимум 2-3 месяца.

 

- Расскажите о лампэктомии — операции, при которой удаляется только часть молочной железы с опухолью.

- Лампэктомию у нас, в России, делают редко. Лампэктомия – операция, при которой удаляется только опухоль в молочной железе. Это требует обязательного проведения интероперационной лучевой терапии и в ряде случаев все равно проводится дистанционная лучевая терапия. Такие операции показаны небольшой группе больных с гормонально-зависимыми опухолями размером до 2 см. Как правило, это пожилые женщины. Установки для интраоперационной лучевой терапии очень дорогие (40–60 млн руб.) и их ставят только в центрах, в которых нет дистанционной лучевой терапии. У нас нет установок для интраоперационной лучевой терапии. Но эстетически небольшая радикальная резекция будет тем же самым, что лампэктомия.

Выбирая тактику лечения, мы ориентируемся не только на западные стандарты, но на стандарты, утвержденные Минздравом. Например при начальных стадиях заболевания, если по данным УЗИ лимфоузлы не изменены, на Западе делают только биопсию сторожевого лимфоузла: берут один лимфоузел под мышкой, делают срочное исследование и если метастазов нет, не удаляют. Подмышечные лимфоузлы являются регионарной зоной метастазирования рака груди и очень часто в них выявляют метастазы рака. До недавнего времени их удаление являлось стандартом и на Западе. Сейчас их удаляют не при всех стадиях и формах рака.

У нас, к сожалению, по стандартам Минздрава при инфильтративном раке молочной железы нужно удалить все лимфоузлы под мышкой. Это не всегда нужно, это не совсем оправданно, но требуется время, силы и энергия, чтобы стандарты Минздрава пересмотреть и изменить в нужную сторону.

 

- Пациентка может отказаться удалять лимфоузлы?

- Нет. Она может отказаться от лечения и поехать лечиться за границу. Наш НИИ — научный центр, он относится не к Минздраву, а к Академии Наук, поэтому в рамках научных протоколов в ряде случаев мы можем не выполнять столь обширную лимфодиссекцию.

 

 - Существуют ли ситуации, в которых возможна реконструкция только собственными тканями, методом TRAM? Или всегда есть выбор?

- Всегда есть выбор. В лечении наших пациентов есть два аспекта: медицинский и эстетический. Если медицинскую часть мы практически не обсуждаем с пациентами, в зависимости от стадии и вида опухоли им положено то или иное лечение, то эстетический момент мы обязательно с пациентом обсуждаем.

Выбор метода реконструкции – всегда очень сложная проблема. Нет универсального метода, который подходил бы всем больным. Выбор зависит и от планов лечения: от того, можно ли сохранить кожу во время удаления железы и на каких участках, от объема железы, от наличия собственных тканей для реконструкции, от конституции и соматического состояния больной.

TRAM – не единственный способ реконструкции собственными тканями. Зон, где можно взять собственные ткани, очень много, и TRAM – самый старый и самый простой метод. Простой перемещенный ТРАМ лоскут включает в состав прямые мышцы живота и поперечный кожно-жировой лоскут. Лоскут перемещается на мышцах к месту реконструкции. Современные методики позволяют использовать только кожно-жировой лоскут на сосудистой ножке (достаточно тонкие артерии и вени, кровоснабжающие этот лоскут). Можно использовать другие лоскуты: ягодичные, с бедра, со спины. Сейчас есть микрохирургические методики, менее травматичные, чем традиционные. Мы не используем мышцы живота, берем только жировой лоскут. Можно переносить ткани без мышцы на микрососудистых анастамозах с живота, с внутренней поверхности бедра, с верхней или нижней ягодичной области. В зоне с избытком тканей мы можем их взять с минимальным косметическим дефектом и наполнить карман после удаления тканей молочной железы.

Широчайшая мышца спины довольно часто используется при реконструктивных операциях на молочной железе. Чаще всего ее используют для укрытия нижнего полюса импланта (особенно при большом его размере), при этом верхний полюс импланта помещается под большую грудную мышцу. В ряде случаев мышцу берут с небольшой кожной площадкой, за счет которой можно выполнить реконструкцию САК. При реконструкции железы небольшого объема кожный карман можно заполнить одной широчайшей мышцей спины. Для этого нужен небольшой разрез (5-6 см) на спине по линии белья.

 

- При каком методе реконструкции чувствительность груди будет больше, меньше?

- Это зависит не от вида реконструкции, а от того, сохранен ли сосок и иннервация. Чувствительность нарушается почти всегда. Наша задача в первую очередь восстановить форму и объем, и по возможности консистенцию молочной железы. Выбор метода зависит от многих факторов: избытка или недостатка тканей, от того, где и сколько можно сохранить кожи, от состояния второй молочной железы – ведь нужна симметрия, и в половине случаев приходится делать корригирующую операцию с другой стороны.

 

- Как добиваются симметрии при реконструкции? Можно ли сделать индивидуальный имплант более похожей на вторую грудь формы? 

- Если речь идет о женщине 20-30 лет с хорошим объемом и формой молочной железы, тогда, выполняя реконструкцию имплантом или экспандером, мы стараемся создать молочную железу сферической формы, хорошего наполнения. Если оперируется женщина с выраженным птозом, пустой второй железой, растянутой кожей, проекцией соска ниже субмаммарной складки – нет смысла пытаться создать вторую такую же птозированную железу. И на Западе, и у нас корригирующая операция для второй железы — мастопексия или аугментация — обычная практика.

 

- Как делается разрез при немедленной реконструкции и какой формы будет шов?

- Разрез делается не при реконструкции, а при мастэктомии, и от ее вида зависит форма разреза. Стандартный разрез при мастэктомии — это горизонтальный рубец от грудины до края подмышечной ямки.

На Западе мастэктомию делает общий хирург, а реконструкцию – реконструктивный хирург. Эти два специалиста сообща готовятся к операции и делают каждый свой этап. У нас все делает один человек. В этом есть свои плюсы и свои минусы. Выполняя мастэктомию, я уже могу расположить разрез так, как мне удобно, чтобы после реконструкции он был в эстетически незначимой области.

 

- Расскажите, пожалуйста, о восстановлении тканевым экспандером. 

- Использование тканевого экспандера подразумевает двухэтапную реконструкцию и выполняется в случае, когда нужно удалить и ткань молочной железы, и большой объем кожи молочной железы. Например, при местно-распространенном процессе с вовлечением кожи молочной железы нужно провести лечение до операции, после этого сделать радикальную мастэктомию без сохранения кожи и потом, возможно, понадобится лучевая терапия. Выполнив операцию, мы можем сразу поставить тканевой экспандер, провести лучевую терапию и после ее окончания через встроенный или выносной порт в экспандере растянуть кожу передней грудной стенки (наполняя экспандер физраствором), чтобы создать запас кожи для будущей молочной железы.

Обычно должно пройти не менее 3 месяцев от первого этапа (мастэктомия и установка экспандера) до второго (имплантация), чтобы вокруг экспандера сформировалась капсула. Капсула – ценный пластический материал, с которым мы работаем во время замены экспандера на имплант, формируем субмаммарную складку. Если экспандер заменяется на собственные ткани, то может понадобиться меньше времени. В целом процесс занимает не более 6 месяцев.

 

- Экспандер влияет на будущую форму груди?

- Влияет. Существуют экспандеры разных видов: анатомические экспандеры при накачивании принимают каплевидную форму, круглые экспандеры равномерно растягивают кожу. Выбор производится в зависимости от того, где нужно растянуть кожу – в нижнем полюсе, среднем, верхнем. Экспандеры различаются по ширине и высоте основания, по проекции, и подбираются индивидуально для каждой пациентки.

 

- Расскажите о наполнении экспандеров и имплантов. Продукция каких производителей используется при реконструкции груди?

- Все экспандеры наполняются солевым раствором. Имплантаты наполнены либо силиконовым гелем, либо солевым раствором. Mentor и McGhan производит также экспандеры-эндопротезы, растягиваемые импланты: это изделие сочетает в себе одновременно имплант и экспандер. Внутри такого протеза есть полость и через выносной порт (трубочка с портиком) хирург может вводить раствор, который увеличит его объем – ненамного, примерно до 150 см3. Пока не удален порт, объем можно изменять. После достижения нужного размера раствора портик вытаскивается и клапан закрывается.

Выбор имплантатов велик, производителей достаточно много, есть корейские, английские, французские бренды. О продукции российского производства я не слышал.

 

- Какие импланты вы используете в своей практике?

- Разные. У нас государственное лечебное учреждение и операции выполняются по квотам, выдаваемым Минздравом. Пациенты не оплачивают ни импланты, ни экспандеры, их стоимость покрывается квотой. Наш институт имеет госконтракт с компанией Mentor, и меня их продукция устраивает. В основном продукция производителей ориентирована на рынок эстетических хирургов, которые выполняют увеличение груди, и им нужна широкая линейкая обычных имплантов, а не экспандеры и экспандеры-эндопротезы. Нужные нам продукты есть у Mentor и еще 2-3 компаний.

 

- Насколько прогнозируема форма груди и как влияет на форму выбранный метод реконструкции?

- Во многом это зависит от профессионализма и опыта хирурга. Второй фактор, который может повлиять на форму – лучевая терапия, при проведении которой, как правило, деформируется созданная железа. Также форма зависит от метода реконструкции. Априори реконструкция собственными тканями лучше, чем имплантом. Но по статистике во всем мире чаще выбирают реконструкцию с помощью имплантов, так как это технически проще, срок восстановления после операции короче, нет дополнительного рубца: преимуществ у имплантов целый ряд. Однако железа, восстановленная за счет собственных тканей, выглядит более натурально. Объем ее и форма изменяется с возрастом естественным образом, как и форма второй, здоровой, груди. Консистенция такой груди более натуральная. Кроме того, со временем результат становится только лучше, в то время как грудь, восстановленную имплантом, рано или поздно нужно будет снова оперировать. Консистенция груди с имплантом более плотная и она не меняется со временем, нарастает капсулярная контрактура.

 

- Используется ли в России липофиллинг для реконструкции груди? 

- Да. Но не как самостоятельный метод реконструкции. Я практически уверен, что никто, кроме Роджера Кури (Rodger Kouri) его как моно-метод для реконструкции не применяет. Зато почти все используют липофиллинг как метод коррекции после реконструкции в тех местах, где не хватило жировой ткани. Процедура выполняется амбулаторно под местной анестезией, это безопасно и дает хороший результат.

 

- Расскажите о способах реконструкции САК. 

- Существуют разные способы, выбор зависит от того, чем реконструируется сама железа. Если собственными тканями, то обычно из того же лоскута по определенным выкройкам делается сразу сосок, а ареола, как правило, татуируется позже. Естественность татуированной ареолы зависит от мастера татуажа. Конечно, если ареола размытая, имеет нечеткие контуры пигментации, ее воссоздать сложнее и в этом случае рекомендуют сделать татуаж и второй ареолы.

Как не существует общего идеального метода реконструкции груди, так же не существует идеального для всех метода воссоздания соска. В каждом конкретном случае это делается по-своему. При реконструкции собственными тканями, к примеру, выкраивается специальной формы лоскут и сшивается определенным образом. При двухэтапной реконструкции с использованием экспандера кожа натянута и выкроить точно такой лоскут возможности нет, тогда внутрь будущего соска вместо своих тканей помещают кусочек синтетического материала.

 

- Каковы особенности мастэктомии с сохранением САК и дальнейшей реконструкции? Результат в этом случае наиболее естественный?

- Результат зависит от формы железы и выраженности птоза. Если птоз не выражен, проекция соска выше субмаммарной складки, кожа не растянута, опухоль находится далеко от соска и ареолы, то в начальной стадии заболевания мы можем сделать разрез в субмаммарной складке, удалить под кожей всю железистую ткань и заменить ее имплантом или собственными тканями. Если же птоз сильно выражен, сохранение соска и ареолы с большой вероятностью приведет к некрозу соска, да и эстетического смысла в этом нет. Не составляет труда сделать новый сосок и татуаж ареолы, это будет выглядеть лучше.

Но в России редки ситуации, когда возможна мастэктомия с сохранением САК – у нас мало пациентов с начальной стадией заболевания. Нет диспансеризации, люди очень нерегулярно проходят обследование. Выявлять онкологические заболевания на начальной стадии можно только при регулярном обследовании здоровых людей. Опухоль не болит никогда, она развивается из собственных тканей. Малейший мастит после родов дает жуткие боли и пациентка сразу бежит к врачу, а опухоль довольно большого размера никак не беспокоит, не проявляет себя и к врачу женщина не попадает. У нас очень мало литературы для пациентов, люди боятся идти на обследование: «А вдруг у меня найдут рак? Лучше я не пойду». Задача государства и СМИ донести до людей, что сегодня рак молочной железы на начальных стадиях в 95% можно вылечить. Раньше после лечения пациенты жили 2-3 года, поэтому вопрос реконструкции практически не стоял. Сейчас после выздоровления пациенты живут полноценной жизнью, долго, выполнение реконструкции актуально и дает прекрасный эстетический результат.

 

Примеры реконструкции груди после мастэктомии
 

Пациентка 1 (40 лет)

Отсроченная реконструкция правой молочной железы экспандер-эндопротезом Беккера спустя 2 года после РМЭ. Фото до и через 1 год после реконструкции.


     

Пациентка 2 (49 лет)

Выполнена двухсторонняя отсроченная реконструкция молочных желез торакодорзальными лоскутами и имплантами Spectra. 


    

Пациентка 3 (40 лет)

Радикальная мастэктомия с сохранением кожи с одномоментной реконструкцией перемещенным TRAM-лоскутом. Фото до и через 3 года после реконструкции.


    

Пациентка 4 (34 года)

Выполнена подкожная радикальная мастэжктомия с сохранением грудных мышц с одномоментной реконструкцией экспандер-эндопротезом Беккера и торакодорзальным лоскутом. 


    

Пациентка 5 (38 лет)

Выполнена отсроченная реконструкция левой молочной железы экспандером (1 этап), затем замена экспандера на имплант слева и аугментация справа.



Пациентка 6 (43 года)

В 1995 году выполнена субгландулярная аугментация молочных желез. В 2013 году выявлен рак левой молочной железы. Выполнена радикальная мастэктомия слева с частичным сохранением кожи с одномоментной реконструкцией левой молочной железы имплантом и торакодорзальным лоскутом. Повторная субпекторальная аугментация справа. Затем проведено 4 курса химиотерапии и назначена эндокринотерапия.
Фото до начала лечения и через 3 месяца после.


     

Пациентка 7 (40 лет)

Выполнена отсроченная реконструкция правой молочной железы, профилактическая мастэктомия слева с одномоментной реконструкцией. 1 этап – установка экспандера слева.  2 этап – профилактическая мастэктомия слева и реконструкция обеих молочных желез расщепленным TRAM–лоскутом. Затем формирование сосково-ареолярного комплекса справа.
На фото: до начала лечения, после второго этапа спустя 3 месяца, через год после реконструкции.


 

Все операции, результаты которых представлены на фото, выполнены Соболевским В. А.

0 комментария

Возврат к списку

Продолжая пользование данным сайтом, я выражаю свое согласие Администрации сайта на использование и обработку файлов cookies. С Политикой конфиденциальности ознакомлен.