Пластические операции

SMAS подтяжка лица: почему важно сделать шов «невидимым». Методика доктора Кудиновой. (обновлено 13.09.2017)

В материале представлено мнение пластического хирурга Кудиновой Екатерины Сергеевны.

 

Делая подтяжку, мы надеемся получить очевидный эффект омоложения. При этом на лице не должно остаться заметных следов работы хирурга.

А это значит…

ПЕРВОЕ: нам потребуется сделать швы на открытых участках настолько незаметными, чтобы обнаружить их мог только специалист.

ВТОРОЕ: разрезы в волосистой части головы скрыты в височной и затылочных областях, и нам необходимо обеспечить максимальную сохранность волосяных луковиц в этом месте.


Как этого добиться? Тут важно абсолютно все – от расположения и формы разрезов, до глубины отслойки. Остальное зависит от того, как пациент ухаживает за швами, особенно в первое время после операции.

 

1. Природа не терпит прямых линий, поэтому…

…все разрезы на лице и в волосистой части головы проводятся плавными линиями. Перед ухом они точно следуют изгибу предкозелковой области, проходя по границе щечной области и ушной раковины, кожный покров которых имеет разную плотность и толщину, и даже цвет отличается на два тона. Поэтому если шов располагается точно на границе этих зон, он может быть практически незаметным. При условии, что сделан очень тонко. Это и есть один из главных секретов метода "невидимого шва" Кудиновой.



Характерные ошибки пластических хирургов

Периодически (начиная еще с 1913 года  ) у пластических хирургов возникает «свежая» идея: почему бы не проводить разрез не перед ухом, а за козелком? Действительно, почему бы нет? Ведь рубец от такого разреза будет расположен внутри уха и его не будет видно!

На самом деле такая раскройка приводит к тому, что кожа щеки оказывается натянутой на козелок. Однако кожа на щеке и по толщине, и по структуре, и даже по цвету заметно отличается от тоненькой кожи уха. Взгляд автоматически фиксирует это несоответствие. Неискушенный наблюдатель может не понимать причину этого впечатления, но такое лицо кажется ему неестественным.

Другой проблемой становится то, что после операции значительное натяжение (вес ткани всей щеки) приходится на тонкий хрящ козелка, а он для этого не предназначен. В результате эта часть уха часто деформируется, а хрящ постепенно рассасывается. Через пару лет после подтяжки можно обнаружить даже полное исчезновение (лизирование) козелка. И такое ухо, с зияющим слуховым проходом, вы уж точно не откроете стороннему наблюдателю.

 

2. Правильный раскрой и глубина отслойки лоскута – необходимые условия формирования «невидимого» шва.

От правильного расположения разрезов, выбора геометрических параметров и оптимальной глубины отслойки лоскута зависит его кровоснабжение. Если раскройка сделана правильно, мы получаем эффект омоложения без риска некроза на краях разрезов. Этот риск возрастает при недостаточности кровообращения, при неравномерном или слишком сильном натяжении лоскута.



Отслойка – самый ответственный этап.

Хирург должен правильно определить ее оптимальную глубину: не слишком поверхностно, чтобы не ослабить кожу, лишив ее питания; и не слишком глубоко, потому что ниже лежит SMAS (ПМАС – поверхностный мышечно-апоневротический слой), который также должен быть подтянут. При соблюдении правильной и одинаковой глубины отслойки по всей протяженности лоскута максимально сохраняется кровоснабжение, а это значит быстрая реабилитация пациента.

Точное соблюдений пропорций лоскута не только ключевое условие долгосрочного эффекта подтяжки, также это важно для формирования «невидимого» рубца.

Как далеко к центру лица должен заходить хирург при отслойке кожного лоскута? Оптимальные пропорции были математически точно рассчитаны русским хирургом Лимбергом – сегодня его расчетами руководствуются специалисты всего мира (правда, за рубежом его ошибочно называют математиком). Если отслоить слишком далеко, периферические участки лоскута могут пострадать. А при некрозе говорить о невидимости шва уже не приходится. В то же время при недостаточно ширине отслойки невозможно получить выраженный и долгосрочный эффект. 



3. Следующий этап операции – подтяжка мягких тканей лица и мышц шеи (платизмы).

В большинстве случаев для этого применяется методика дубликатуры SMAS (метод ремоделирования лица, позволяющий воссоздать линии, свойственные молодым лицам – выраженный объем скул и четкую линию подбородка).

При наличии показаний (для круглых лиц или если у пациентки выраженный избыток тканей) проводится отслойка СМАС с последующей редрапировкой и иссечением (или дупликатурой) этого слоя.

Оба метода применяются строго индивидуально, с учетом типа лица и строения костных структур черепа. Именно на этом этапе воссоздаются черты и объемы лица, свойственные ему в молодости, поэтому важно сделать работу точно и аккуратно.

Иссечение избытка кожи и подтяжка кожного лоскута – очень важный этап подтяжки лица.  Необходимо правильно выбрать вектор натяжения, а именно – вверх и назад. Т. е. перемещение тканей должно осуществляться в том направлении, откуда они опустились под действием гравитации. 



Характерные ошибки пластических хирургов

Альтернативный вектор натяжения – вертикально вверх (о чем в последние годы так любят говорить многие зарубежные коллеги) на практике не дает ни достаточно хорошего эффекта подтяжки шеи, ни естественного выражения лица.

При такой подтяжке обычно возникает характерная деформация черт, особенно заметная при вертикальной подтяжке типичных славянских лиц с выраженными скуловыми возвышениями. При наличии этого нежелательного эффекта уже нельзя говорить об отсутствии видимых следов работы хирурга на лице, даже если швы будут совершенно незаметными.

 

4. Следующий этап – наложение швов.

Для формирования тонкого шва необходима равномерная (желательно, нулевая) растягивающая нагрузка и минимальное раздражающее воздействие шва.

Прежде всего необходимо устранить нагрузку на швы (снять избыточное натяжение тканей, чтобы избежать их растяжения и огрубления). Для этого ткани фиксируются специальными разгрузочными (узловыми) швами в скрытых зонах внутри и вокруг уха – на эти швы приходится все натяжение. Таким образом мы можем разгрузить остальную линию шва и обеспечить условия для формирования тонких, практически незаметных рубцов. 



Этот метод разработан моим уважаемым учителем и коллегой Игорем Александровичем Вульфом, о котором я всегда вспоминаю с уважением и благодарностью. Опираясь на его метод, мне удалось найти собственные приемы и техники, которые и привели к разработке методики «'невидимый’ шов Кудиновой».

На этапе иссечения избытка кожи и наложения швов от хирурга требуется весь его опыт и чутье. Нужно найти баланс между стремлением как можно лучше подтянуть кожу и желанием не допустить перерастяжения, которое чревато некрозом периферической части лоскута (особенно это касается височной области, где нельзя переборщить!). Обучить этому невозможно, но каждый думающий хирург способен научиться на собственном опыте.  

После наложения узловых швов переходим к ушиванию разрезов. В волосистой части головы я накладываю обвивной шов. Стежки накладываются равномерно и с одинаковым натяжением. Такое равномерное (разгрузочное) шитье помогает избежать неравномерности в нагрузке и сохранить волосяные фолликулы. Мы не используем узловые швы, поскольку под узелками образуются пролежни и это приведет к облысению, что совершенно недопустимо. По этой же причине (сохранение волос) мы не используем здесь внутрикожный шов.



Все швы в волосистой части головы снимаются на 14-й день, поскольку для единственного расположенного в видимой области лица (перед ухом) они являются разгрузочными и несут на себе дополнительную функцию – снимают нагрузку с данной зоны, создавая условия для формирования тонкого рубчика.

Что касается этого шва – единственного, находящегося перед ухом, на открытом взгляду месте – существует множество нюансов. Вот некоторые из них:

- во-первых, этот шов необходимо избавить от натяжения (о чем мы говорили выше);

- во-вторых, здесь накладываются узловые швы, которые дают возможность, как говорят портные, равномерно «припосадить» кожу щеки точно по размеру предушного разреза;

- в-третьих, нужно исключить даже то незначительное воздействие, которое оказывают на шов скрепляющие его нити, поэтому данный шов я снимаю уже на 2-3 день и заменяю его специальными склейками.



В пластической хирургии лица важно буквально все. Конечно, существует много других хитростей и приемов – и в самом «шитье», и в послеоперационном уходе, – которые помогают сделать подтяжку максимально эффектной, а ее следы почти невидимыми. Не все из них относятся к категории хирургической техники. Например, я предпочитаю не делать больше чем одну операцию по подтяжке лица в день. Это позволяет полностью сосредоточиться на пациенте и дает возможность постоянно держать в голове все особенности операции. Такая сосредоточенность необходима. Своим ученикам я люблю повторять, что лицо у человека – непарный орган, и ошибки или небрежность при работе с ним недопустимы.

0 комментария

Возврат к списку